Среда, 18.10.2017, 17:51
| RSS
Главная | Каталог статей
Меню сайта
Категории раздела
Журналистика [47]
Аналитика [5]
Материалы [0]
Спорт [0]
Наука [1]
Религия [4]
Политика [0]
Культура [1]
Экономика [1]
Образование [1]
Поиск
Наш опрос
C какой областью связана Ваша деятельность (учеба, работа)?
1. Другое
2. Экономика
3. Юриспруденция
4. Медицина
5. Программист
6. Инженер/строитель
7. Журналистика
8. Лингвистика
9. Религиозное образование
10. Социология
11. Силовые структуры
12. Туризм
13. Дипломат
Всего ответов: 55
Время намаза
Наши друзья
Наши друзья

  • ДГУ
  • РКНК
  • Эльбрусойд
  • islam
  • Главная » Статьи » Статьи » Журналистика

    Исламская интеграция. Всемирный банк по-шейхски

    Исламская интеграция. Всемирный банк по-шейхски

    В 1975 году на волне нефтяного бума был создан Исламский банк развития - таким образом шейхи Персидского залива пытались доказать, что могут не только построить небоскребы «как на Западе», но и свой, исламский Всемирный банк. В то время как Международный банк реконструкции и развития (головная организация ВБ) должен был служить локомотивом рыночной экономики, для ИБР предполагалась та же роль, только в рамках экономики исламской.

    Благодаря ИБР в обиход мусульманских стран вошел «исламский бэнкинг» - сочетание современных банковских технологий с исламскими принципами, запрещающими взимание ссудного процента. Начиная свою деятельность всего с трех вариантов кредитов, сегодня Банк предлагает своим клиентам уже более двадцати различных финансовых продуктов. ИБР в том числе разработал свою систему долевого участия (мудараба), лизинга (истиснаа), а также впервые в прошлом году выпустил международные исламские бонды (сукук).

    Так же, как МБРР направляет действия западных инвесторов, ИБР во многом определяет политику финансовых организаций из мусульманских стран. Если за 30 лет своего существования Исламский банк развития инвестировал порядка 40 миллиардов долларов собственных средств, то к этому надо прибавить инвестиции исламских банков и фондов, для которых финансирование со стороны ИБР является сигналом к действию.

    Таким образом ИБР, например, помог Малайзии во время финансового кризиса 1998 года. Банк вложил 200 миллионов долларов в соответствующие Шариату фондовые активы, тем самым дав отмашку другим исламским инвесторам. В результате вместо западных инвестиций в Малайзию пришли инвестиции «восточные», а через год страна вернулась к докризисным темпам роста.

    По ряду показателей Исламский банк развития уже перерос МБРР. Так, оплаченный капитал Исламского банка развития в конце 90-х достиг 8 миллиардов исламских динаров (более 12 млрд. долларов), в то время как у МБРР этот показатель составляет 11 млрд. долларов.

    В свою очередь, большие ресурсы и беспроцентное кредитование привлекают в Банк новых членов. Только за последнее десятилетие в Банк вступило несколько африканских стран, все мусульманские республики СНГ, а также две экзотические латиноамериканские страны - Гайана и Суринам. Причем для членства в Банке не обязательно, чтобы Ислам в стране исповедовало большинство: Габон, например, добился принятия, имея не более одного процента мусульманского населения.

    При этом Банк создал вокруг себя целую систему международных экономических организаций: Совет по финансовому сервису, Международный исламский финансовый рынок, Организацию по бухгалтерии и аудиту исламских финансовых институтов, Международное исламское рейтинговое агентство, Центр менеджмента ликвидными активами, Генеральный совет исламских банков и финансовых институтов, Международный центр по примирению и коммерческому арбитражу.

    Цель этих организаций - создать условия для максимально комфортного ведения бизнеса на исламских принципах. То есть предприниматель может получить финансирование и застраховаться в соответствии с нормами Шариата (исламского законодательства), провести исламский аудит своей компании, а при желании еще и выставить ее акции на исламском фондовом рынке. А для того, чтобы исламский бизнес чувствовал себя хорошо во всех странах-членах, Банк стал лоббировать создание единого правового пространства.

    С этой целью Исламский банк развития разрабатывает регламенты, которые затем принимаются на национальном уровне. Причем государства - члены ИБР оказываются сами заинтересованы в скорейшей имплементации стандартов Банка, ведь от этого зависит и приток средств от исламских инвесторов.

    Если в 70-х «исламский бэнкинг» считался чем-то экзотическим, то уже в конце 90-х крупные финансовые группы (АВМ - АМКО, НSВС), юридические, аудиторские и консалтинговые компании (Lovelles, DH Consulting) стали открывать у себя «шариатские» отделы. Традиционные фондовые индексы стали создавать свои, исламские подразделения - в частности, был образован DJ Islamic Market Index. А престижный Oxford Centre for Islamic Studies стал выпускать специалистов по «исламской экономике» для крупных западных корпораций.

    Обратное бегство капиталов: Go East

    С момента начала деятельности ИБР в мире сформировалось свыше 200 банков, действующих на исламских принципах: их капитал составляет около 250 миллиардов долларов, при ежегодном приросте в 15%. Однако вплоть до последнего времени исламская экономика составляла лишь незначительную часть от общего объема средств мусульманских инвесторов. Дело в том, что большая часть доходов от нефтяного экспорта мусульманских стран традиционно реинвестировалась в западную экономику: соотношение внутренних и внешних инвестиций составляло 15% к 85%.

    11 сентября 2001 года стало поворотным моментом для отношений инвесторов из мусульманских стран с Западом. После объявления войны против терроризма их средства (только капиталовложения инвесторов из стран Залива оцениваются в сумму от 1,2 до 3 триллионов долларов) оказались под угрозой замораживания или даже изъятия по судебным искам.

    Причем это коснулось даже близких к администрации президента Буша шейхов. Только к семейству Аль-Саудов (их капиталовложения до 11 сентября 2001 года оценивались приблизительно в 600 миллиардов долларов) были предъявлены многомиллиардные иски.

    Начался массовый отток исламских капиталов из США, в результате чего в 2002-2003 годах американские фондовые индексы потеряли значительную часть своей капитализации, а Федеральная резервная система была вынуждена ввести в обращение до полутриллиона долларов. Определенная доля «исламских капиталов» прошла через Европу, благодаря чему евро укрепился по отношению к доллару.

    Однако, как выяснилось, и Европу исламские инвесторы никак не могли назвать второй родиной. Дело в том, что приказы Федеральной резервной системы о замораживании финансовых средств автоматически выполнялись и в европейских банках. Кроме того, с июля 2005 года начинают действовать новые правила в отношении европейских оффшоров - они подпадают под юрисдикцию контрольных органов ЕС.

    Поэтому и пришедшие исламские капиталы вкладывались не в долгосрочные или среднесрочные проекты, а в хеджинговые спекулятивные операции. То есть количество инвестиций не переросло в их качество, не случайно рост в Европе в этом году практически прекратился.

    В связи с антитеррористической войной начался бум исламских оффшоров: большая часть капиталов мусульманских инвесторов ушла в Лабуан (Малайзия), Бейрут, Бахрейн, Дубаи. К этим ушедшим с западных рынков капиталам необходимо добавить в четыре раза увеличившиеся с 1999 года доходы от нефти. Таким образом, даже нефтяные шейхи, ранее не заинтересованные в интеграции по типу ЕС, теперь начинают выступать с инициативами по созданию общего мусульманского рынка.

    И дело не в том, что их образ жизни как-то изменился: просто теперь огромные капиталы требуют работы и безопасности, которой на Западе больше нет. На ежегодном собрании Исламского банка развития, которое прошло в Тегеране 14-15 сентября 2004 г., было одобрено предложение саудовского наследного принца Абдаллаха о создании в ближайшие несколько лет исламского общего рынка.

    Предполагается и совершенно новый уровень финансирования со стороны ИБР: в прошлом году Банк впервые выпустил сукук (бонды) на 400 миллионов долларов, а в новом году планируется получить дополнительные два миллиарда. Банк впервые прибегает к таким крупным заимствованиям, что должно продемонстрировать другим инвесторам серьезность намерений по созданию общего рынка. Средства инвестируются в крупные проекты в исламском мире, такие, как авиакомпания Flying Emirates или спутниковая связь Turya.

    Причем есть все условия для создания общего рынка на исламских условиях. В частности, действуют единые разработанные ИБР стандарты «исламского бэнкинга». Кроме того, есть более миллиарда потребителей, дешевая рабочая сила, все природные ресурсы, прежде всего, нефть и газ. В то же время есть свои развитые страны, такие, как Турция, Малайзия и Иран.

    При этом, например, Турция, которая в последние годы делала шаги в сторону сближения с Европой, вновь может вернуться на заданное бывшим премьером Эрбаканом исламское направление. Дело в том, что, по мнению комиссара ЕС по интеграции Лемье, вопрос о европейском паспорте для Анкары будет решаться только после 2015 года.

    Мусульманские «евро» или «Большая исламская восьмерка»

    Сразу после азиатского экономического кризиса в исламском мире, который был одним из наиболее пострадавших, стали распространяться мессианские интеграционные проекты. Махатхир Мухаммад, бывший тогда премьером Малайзии, интересовался созданием исламского аналога евро, именно он предложил надежный «золотой динар». А премьер Турции Неджметдин Эрбакан в поисках рынков сбыта для турецких товаров инициировал создание «Большой исламской восьмерки».

    Среди капиталистов из исламского мира эти идеи стали особенно популярными не столько после азиатского кризиса, сколько из-за начавшейся «войны с терроризмом». Так, 7 ноября 2001 года был официально запущен проект «золотого динара».

    Сегодня безналичный золотой динар ходит в ОАЭ и Малайзии параллельно с национальными валютами. Причем, по мнению экспертов, также начинал хождение и евро, который на первом этапе существовал в виде банковской записи, параллельно с марками и франками.

    В качестве альтернативы интеграции под эгидой Исламского банка развития реализуется вариант «Большой исламской восьмерки». Эта организация, основанная в 1997 году, включила крупнейшие мусульманские страны: Турцию, Малайзию, Египет, Пакистан, Индонезию, Бангладеш, Нигерию, Иран.

    Учредители «Исламской восьмерки» исходили из того, что, как и в ЕС, в исламском мире интеграция может идти на разных скоростях. Восемь стран за последние четыре года вдвое увеличили внутренний товарооборот: с 14,5 миллиарда долларов до 21,5 миллиарда долларов, а в июле этого года уже обсуждался механизм перехода к зоне свободной торговли между ними.

    В свою очередь, Саудовская Аравия и другие страны Залива стремятся не упустить процесс экономической интеграции, который в противном случае будут определять другие. Монархии Залива, объединившись в «Шестерку», уже создали свой, внутренний союз.

    Кроме того, с 1 января следующего года начинает действовать общий арабский рынок, а Саудовская Аравия инициировала создание преференциального режима между странами - членами Исламского банка развития: переговоры начались в Турции в апреле этого года.

    Учитывая огромные скопившиеся капиталы (только в исламских оффшорах находится от 300 до 400 миллиардов свободных средств), вопрос о том, состоится или нет исламская экономическая интеграция, уже не задается. Гораздо больше экспертов интересует, в каких формах будет реализовываться эта интеграция и кто ее возглавит.

    Эрнест Султанов, к. ю. н.,
    Опубликовано в российском журнале исламской доктрины «Минарет» №2(5) 2005

    Категория: Журналистика | Добавил: Abdulla (08.11.2009)
    Просмотров: 334 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Бесплатный хостинг uCozCopyright MosDag © 2017