Суббота, 23.09.2017, 08:49
| RSS
Главная | Каталог статей
Меню сайта
Категории раздела
Журналистика [47]
Аналитика [5]
Материалы [0]
Спорт [0]
Наука [1]
Религия [4]
Политика [0]
Культура [1]
Экономика [1]
Образование [1]
Поиск
Наш опрос
C какой областью связана Ваша деятельность (учеба, работа)?
1. Другое
2. Экономика
3. Юриспруденция
4. Медицина
5. Программист
6. Инженер/строитель
7. Журналистика
8. Лингвистика
9. Религиозное образование
10. Социология
11. Силовые структуры
12. Туризм
13. Дипломат
Всего ответов: 55
Время намаза
Наши друзья
Наши друзья

  • ДГУ
  • РКНК
  • Эльбрусойд
  • islam
  • Главная » Статьи » Статьи » Экономика

    Доклад члена Высшего Совета "Российского конгресса народов Кавказа" Микаилова Камалудина
    Проблемы Северного Кавказа и новые инвестиционные механизмы развития территории ЮФО

    Доклад члена Высшего Совета "Российского конгресса народов Кавказа" Микаилова Камалудина, озвученного на круглом столе "Северный Кавказ: как стабилизировать ситуацию в регионе" (27.11.09г.) В данном дакладе автор освещает другую сторону проблем, связанную с социально-экономической ситуацией в регионе.
    Одной из самых серьезных проблем стабилизации ситуации и развития региона Северного Кавказа (СК) остается вопрос об инвестициях. Как сделать, так чтобы инвестиционные ресурсы доходили до региона и использовались по назначению? Как улучшить социально –экономическую ситуацию в регионе?

    В докладе Д. Халидова изложены, в основном, политические и административные подходы и меры. Это, безусловно, важно для стабилизации ситуации. Но мы должны думать о создании новых рабочих мест, внедрении инноваций и новых инвестиционных механизмах. Частично этот вопрос затрагивается в предыдущем докладе. Я же постараюсь представить здесь новые подходы в организации инвестиционного процесса в регионе СК. Причем, мы исходим из того, что регион тесно связан (в человеческом, экономическом и культурном отношении) с другими субъектами ЮФО. Об этом свидетельствуют данные миграционной активности из республик СК в «русские « субъекты» ЮФО. С одной стороны это нормальное явление внутри единой страны. С другой – способствует нарастанию межэтнического напряжения, в условиях конкуренции за ресурсы и рабочие места. И потому с этих позиций также актуально постановка задачи налаживания эффективного инвестиционного механизма на всей территории ЮФО. Но прежде чем перейти к этому вопросу представим общую картину по территории ЮФО в целом.

    Южный Федеральный округ(ЮФО). В состав округа входят 13 субъектов Российской Федерации (8 республик, 2 края и 3 области). Территория ЮФО составляет 3,5% от территории РФ, население - 22,8 млн. человек (15,8% от нас. РФ). Плотность населения в ЮФО самая высокая среди других ФО РФ - 36,8 чел./кв. км, а доля городского населения - 57,5%.

    В силу более высокой рождаемости и низкой смертности (благодаря ситуации в республиках СК) демографическая ситуация в ЮФО выглядит лучше, чем в целом по стране. Естественный прирост населения происходит в наиболее депрессивных регионах, тем самым ухудшая и без того сложную экономическую ситуацию. Так, в Дагестане естественный прирост составил 25 629 чел., Ингушетии - 5274 чел., Калмыкии - 464 чел., Кабардино-Балкарии - 100 чел. В 2003 году к ним добавилась Чеченская Республика, где естественный прирост населения составил 20 622 чел. В остальных южнороссийских территориях продолжается естественная убыль населения: от 13,1 тыс. чел. в Ставропольском крае, до 31,2 тыс. чел. в Ростовской области, а также в республиках Адыгея (- 2, тыс. чел.), Северная Осетия - Алания (- 1,0 тыс. чел.) и Карачаево-Черкесия (-0, 36 чел.). Высокий удельный вес сельского населения в ЮФО (42,5 процента), не только накладывает несомненный отпечаток на социально-трудовые условия жизни, но может явиться резервом рабочих кадров для соответствующих отраслей экономики, что, в свою очередь, потребует разработки программ межтерриториальной трудовой миграции в пределах ЮФО.

    Среди субъектов ЮФО наиболее близкую к общероссийской структуру экономики имеют Ростовская и Волгоградская области, которые формируют достаточно большую часть ВРП за счет промышленности (23-30 %). Благодаря крупнейшим южным морским портам и «газо» и нефтепроводам в структуре экономики Краснодарского края, как это ни парадоксально, лидирует не сельское хозяйство, а транспорт (18 процентов ВРП). Торговля дают наиболее весомый вклад в ВРП Ростовской области (20 %).

    Почти 84% суммарного ВРП по округу составляют пять территорий - Краснодарский и Ставропольский края, Ростовская, Волгоградская и Астраханская области, причем три из них входят в перечень 24 крупнейших регионов страны, аккумулируя более 66 процентов ВРП, производимого в ЮФО. Это означает, что и в темпах роста ВРП округа определяющую роль играют указанные территории.

    ЮФО безусловно имеет ряд преимуществ в плане активизации инвестиционного процесса и внедрения новых механизмов: человеческие ресурсы, более высокая, чем в России в целом, предпринимательская активность, развитые коммуникации, наличие дешевой сырьевой базы для пищевой промышленности, огромный рекреационный потенциал, близость к средиземноморским и ближневосточным рынкам, потенциал развития энергетики и транспортных коридоров и др. Умелое использование этого потенциала России позволит в короткие сроки снять социальное и этническое напряжение в регионе СК. Наша задача – обосновать эти подходы и сформулировать основные принципы организации нового инвестиционного механизма в регионе.

    Сначала несколько слов об общих проблемах развития экономики страны. В настоящее время остро обозначилась необходимость поиска эффективных механизмов мобилизации масштабных долгосрочных инвестиционных ресурсов, в особенности внутренних, для финансирования структурной перестройки экономики. Кризис – «лучший» период для решительной ломки привычных схем и сложившейся (порочной) структуры экономики, с превалированием сырьевого сектора, о чем говорил в Послании и президент страны, Д. Медведев. Между тем, в России в настоящее время около 50% инвестиций в основной капитал осуществляет корпоративный сектор экономики. При этом основным источником инвестиций для российских предприятий являются собственные средства. И это очень плохо, ибо внутренние резервы российских предприятий ограничены.

    Банковские кредиты составляет весьма незначительную долю в структуре источников инвестиций российских предприятий, хотя доля привлеченных и заемных средств постепенно повышается. Так, в общем объеме инвестиций в основной капитал кредиты российских банков составляют 5 - 7%. Одной из причин низкого уровня финансирования инвестиций российскими банками является недостаточность капитала банков, как по объему так и по структуре. Поэтому они редко кредитуют предприятия реального сектора на срок более трех лет в объемах более 50-100 млн. долларов США.

    Таким образом, структура ресурсной базы банковской системы не адекватна потребностям национальной экономики. Экономика нуждается в долгосрочных ресурсах, которые могут быть сконцентрированы в специальных кредитных институтах, и прежде всего, в национальном банке развития.

    Для решения обозначенной задачи – рост инвестиций в реальное производство - главенствующая роль принадлежит государству. Это подтверждает анализ реформирования хозяйства стран с переходной экономикой, показавший, что одним из важнейших условий ее структурной перестройки и развития является именно эффективная государственная политика, направленная на восстановление управляемости экономикой, а также поддержку «точек» экономического роста. При этом государство осуществляет наряду с другими функциями контрольную и законотворческую деятельность.

    В этой связи представляется целесообразным использовать зарубежный опыт создания и функционирования национальных банков развития, которые являются проводниками государственной инвестиционной политики. В частности, необходимо более четкое определение позиции государства в отношении национальных институтов развития. Результаты исследования вопросов правовой регламентации деятельности российских кредитных организаций с государственным участием (Банк внешней торговли, Сберегательный банк Российской Федерации, Внешэкономбанк, Российский экспортно-импортный банк, Российский банк развития, Россельхозбанк) свидетельствуют об отсутствии системного характера их правового регулирования.

    В связи с этим представляется целесообразным на законодательном уровне определить понятие государственного банка. В рамках данного определения необходимо установление особенностей государственного участия в деятельности указанного банка, например, в зависимости от размера принадлежащей государству доли. Также в числе законодательных инициатив представляется необходимым решить вопросы правоспособности банков с государственным участием, в частности определить сферы вложения капитала, виды совершаемых операций, определить специализацию или универсальность отдельных банков.

    Проблема отсутствия системного характера правового регулирования банков с государственным участием особенно актуальна, например, для Российского банка развития, который с самого начала своей деятельности не имеет специального статуса и функционирует как обычная кредитная организация в соответствии с Федеральным законом РФ «О банках и банковской деятельности». В структурах государственной власти нет единого мнения в отношении ключевых вопросов его деятельности, в частности, о том, каким должен быть институт развития, кем контролироваться и чем заниматься. При этом надо отметить, что невозможно быть инструментом государственной инвестиционной политики при условии неукоснительного соблюдения всех нормативов деятельности, установленных Банком России для коммерческих банков.

    В отношении деятельности Российского банка развития необходимо принятие соответствующего федерального закона, определяющего его функции, полномочия, принципы и механизмы участия банка в реализации государственных программ в рамках бюджетного процесса, а также закрепляющего статус банка как уполномоченного банка Правительства Российской Федерации.

    Опыт ведущих стран однозначно свидетельствует в пользу необходимости существования такого банка развития, который бы активно поддерживал экспорт в первую очередь наукоёмких отраслей национальной экономики и располагал бы средствами в объеме, позволяющем финансировать такие проекты. Также этот банк должен стать основным финансовым институтом поддержки среднего и мелкого бизнеса, как и во многих странах, где банки развития поддерживают данный сегмент экономики. При этом банк развития не должен выступать конкурентом для коммерческих банков, поскольку сфера его влияния распространяется на те отрасли, где коммерческим банкам невыгодно финансировать.

    Что получается в реальности? А то, что Государственный инвестиционный фонд не справляется с задачами, которые были перед ним поставлены: за два года его работы он из имеющихся у него в распоряжении 342 млрд. рублей выделил на конкретные проекты всего лишь 8 миллиардов(по данным на начало 2008 г.). Изначально фонд находился в ведении Минэкономразвития, которое работу успешно провалило. Затем его передали в Минрегионразвития, министерство, которое лучше знает ситуацию на местах. Но оно провалило задание с еще большим треском. Плюсом можно считать только то, что министерские чиновники не сорят бюджетными инвестициями, как было в 90-е годы. Но срыв важнейших проектов тормозит социально-экономическое развитие страны и лишает ее сотен миллиардов рублей будущих налоговых поступлений. Проблема, по мнению правительственных экспертов, в непомерной бюрократизации рассмотрения заявок на инвестиции. К примеру, частным инвесторам приходится представлять в Минрегионразвития полный пакет проектно-сметной документации на проект. Его стоимость - около 10 % от всей сметы проекта. Но никакой уверенности, что проект будет одобрен и деньги выделены, нет. Таким образом, проблема создания эффективного инвестиционного механизма в России остается актуальной проблемой. Но еще более актуальна такая постановка вопроса именно для региона СК и всей территории ЮФО. Федеральная инвестиционная программа 'Юг России' не решает проблему по существу. Это обстоятельство также диктует необходимость создания нового инвестиционного механизма в РФ. Но такой механизм важно испытать сначала в одном из федеральных округов(ФО), а именно в ЮФО, что целесообразно по многим причинам.

    Важнейшими функциями инвестиционной системы являются аккумуляция и использование инвестиционных ресурсов, осуществляемых по следующим каналам: трансформация сбережений населения в производственные инвестиции посредством инвестиционного рынка; использование амортизационных отчислений и нераспределенной прибыли корпораций на инвестиционные цели; осуществление прямых и портфельных инвестиций; инвестиционное кредитование банковской системой; освоение средств государственного бюджета развития.

    О зарубежном опыте организации инвестиционного процесса. Изучение закономерностей инвестиционного процесса позволяет сделать вывод о том, что достижение экономического роста страны, повышения ее конкурентоспособности, невозможно без соответствующих изменений в институциональной системе. Представляется, что важнейшим элементом институциональной системы являются институты развития, функционирование которых основано на следующих принципах: саморазвитие, открытость, функциональная полнота, адекватность, разнообразие форм отношений между элементами системы институтов развития. Успех в достижении поставленных целей во все большей степени обусловлен обновлением технологий, освоением новых рыночных ниш и организационными нововведениями (которые принято называть институциональными инновациями). В этой связи целесообразно рассматривать деятельность институтов развития с точки зрения наличия у них возможностей повышения инновационной активности национальной экономики и ее эффективного использования.

    Изучение опыта стран, сопоставимых по уровню развития с Россией (Чили, Мексика, Израиль, Южная Корея и некоторые другие), показало, что для формирования указанных выше предпосылок необходимо, в частности, вмешательство государства в инновационные процессы. При этом роль государства состоит в том, чтобы создать в частном секторе те стимулы к инновациям, которые не генерирует в достаточной степени несовершенная институциональная среда. В частности, речь идет о стимулах для внедрения новых технологий, для выхода на новые рынки и для запуска собственных технологических инноваций. Например, интересен опыт Чили по использованию таких институтов развития, как Фонд по поддержке и развитию инновационного бизнеса и государственная корпорация(КОРФО). Указанный Фонд специализируется на управлении технологическими проектами, предоставлении технологических услуг и на инкубации инновационных компаний в нишах технологий среднего уровня. Ставка в деятельности КОРФО делается на поддержку развития частного сектора через преодоление наиболее ощутимых «провалов рынка» и улучшения бизнес-среды.

    Не менее интересен опыт создания и функционирования институтов развития в Южной Корее в конце 1990-х годов. Суть послекризисных институциональных инноваций в Южной Корее состоит в активной поддержке государством технологического и бизнес -сотрудничества традиционных и новых институтов развития, их сетевого взаимодействия на новой основе.

    В Мексике основой системы институтов развития, нацеленной на формирование мощного инвестиционного импульса в экономике, является национальная сеть исследовательских центров, которая координируется Советом по науке и технологиям КОНАСИТ. Программа Совета по науке и технологиям под названием «Аванчи» представляет интерес с точки зрения изучения концепции и собственно механизма взаимодействия составляющих ее структуру институтов. Особое место в структуре институтов развития принадлежит кредитным институтам - банкам развития, которые представляют собой специализированные организации, созданные для реализации инвестиционной политики и участвующие в исполнении бюджета развития.

    Банковские институты развития, уполномоченные государством и действующие на коммерческой основе, можно отнести к особым механизмам осуществления инвестиционного финансирования отдельных отраслей национальной экономики. Банки развития выполняют роль «моста», связывающего реальный и финансовый секторы экономики за счет организации оборота инвестиционных ресурсов, выделенных на цели финансирования социально-значимых проектов.

    В начальном периоде функционирования банки развития в большинстве стран финансировали проекты по инвестиционным программам государства; кредитовали государственные и полугосударственные компании и предприятия, отдельные крупные проекты частного сектора. Однако впоследствии приоритетными сферами кредитования становится сельскохозяйственное производство, а также те секторы экономики, в которых предприятиям был затруднен доступ к частному рынку капиталов. Особенностью банков развития является то, что они широко используют на практике кредитование заемщиков не напрямую, а через другие банки и посреднические кредитно-финансовые учреждения, то есть выступают как кредитные институты так называемого «второго уровня».

    Одним из крупнейших региональных международных финансовых организаций, наряду с ЕБРР, Межамериканским банком развития и другими, является Исламский банк развития (ИБР), созданный в 1973 г. с целью обеспечения условий для экономического развития и социального прогресса стран-членов Банка и всего исламского сообщества в соответствии с принципами исламского права (законы шариата). ИБР является одной из структурных единиц Группы ИБР, в которую помимо банка входят Исламский Исследовательский Институт, Исламская Корпорация Развития Частного Предпринимательства, Исламская Корпорация Страхования Инвестиций и Экспортного Кредитования. Членами Банка являются 55 стран. Особыми задачами банка являются поддержка развития торговли среди стран-членов ИБР, предоставление технической помощи и консультаций для специалистов исламских стран для обеспечения соответствия банковской практики законам шариата.

    Зарубежный опыт показывает, что банки развития национального масштаба являются, в первую очередь, инструментом экономической политики государства и отражают этапы эволюции финансирования развития. Выделены три этапа становления данных институтов развития, которые они проходят, прежде чем становятся эффективным инструментом экономического роста национальной экономики. На начальном этапе банковский институт развития перераспределяет бюджетные средства в соответствующие отрасли экономики. На втором этапе национальный банк развития (НБР) переходят уже в большей степени к кредитованию и соответственно дополняют рыночное кредитование. На третьем этапе такие банки расширяют спектр источников формирования своих пассивов и набор инструментов для решения задач ускорения скоординированного экономического и социального развития. При этом деятельность НБР не противоречит рыночным принципам экономики, а базируется на них. Так, Европейская комиссия, выступающая за последовательное дерегулирование и дебюрократизацию экономики Евросоюза, признала правомерность существования национальных банков развития как инструмента государственной структурной политики в условиях рынка. Такие банки действуют более чем в 30 странах мира, в том числе Германии, Испании, Норвегии. Швеции, Канаде, Японии, Южной Корее, Китае, Индии, Бразилии, Мексике, Чехии, Венгрии, Польше.

    Основные контуры нового инвестиционного механизма развития терр. ЮФО. Необходимо на уровне федерального правительства или парламента принять решение о создании специального института развития территории ЮФО – Инвестиционного банка- корпорации развития (ИБКР) с центральным офисом в Ростове-на- Дону. На этот новый институт не должен распространяться федеральный закон «О банках о банковской деятельности». Его задача – не извлечение прибыли, а развитие экономики, её реального сектора- главным образом.

    Далее создаются отделения (филиалы) ИБКР в каждом из субъектов ЮФО. Причем не обязательно, чтобы их число соответствовало числу субъектов. К примеру в Дагестане, Ставрополье и Краснодарском крае количество отделений ИБКР может варьироваться от 5 до 8. Обоснование числа отделений в том или ином субъекте ЮФО – в зависимости от географии и экономики, демографической и этнической ситуации. Каждое отделение имеет свою территорию обслуживания. Причем, иногда эта территория может не совпадать с административными границами субъектов ЮФО, включая в свою сфреу обслуживания районы двух соседних субъектов РФ. Главная задача в данном случае – максимально дебюрократизировать процесс принятия решений, освободить отделения ИБКР от потенциально возможной зависимости от региональных и местных властей; нейтрализовать очаги межнационального напряжения.

    В отделениях должны функционировать консалтинговые, страховые и др. центры и группы. Возможно, в будущем потребуется создание и обучающихся центров. Менеджмент в отделениях должен назначаться из центрального офиса ИБКР территории ЮФО(в Ростове-на-Дону). Любой инвестиционный проект(идея) оценивается в самом отделении и там же доводится до стандартного бизнес- проекта. Тем самим потенциальные заемщики осовбождаются от «мучительной» задачи разработки проекта. Но решение о выделении инвестиций принимается в центральном офисе. Проекты могут быть как с «0», так и от действующих предприятий. Поскольку ИБКР действует не на основе ФЗ «О Банках…», а по специально принятому федеральному закону, процесс инвестирования носит долевой характер, с участием в будущих прибылях. Это предполагает прозрачность и взаимную ответственность заемщика и ИБКР. Инвестируемые проекты должны носит характер государственно – частного партнерства, с привлечением местных властей к долевому участию в проекте. Для каждого проекта – свой инкубационный период. Это период становления, в течении которого проект освобождается от налогообложения. Так процесс организован и за рубежом. Затем, после инкубационного периода, на проект распространяется общее законодательство; ИБКР реализует свою долю в проекте на рынке.

    Мобилизация инвестиционных ресурсов может быть организована как в странах Востока (Китай, Япония, Исламский банк развития и др.), так и в странах Запада. Причем, инвестиции в основном должны носит характер лизинга оборудования и импорта технологий. Лишь в особых случаях инвестиции должны иметь форму «длинных» денежных кредитов. Такая практика минимизирует коррупцию. Данный проект предполагает, также, создание центра в ЮФО для дополнительного образования под условным названием «Центр инновационно- предпринимательского образования».

    Достигаемые результаты. В случае реализации проекта можно активно подключить предпринимательский потенциал региона и всей территории ЮФО. Можно добиться как снижения безработицы, так и нейтрализации межэтнических конфликтов. Переключение энергии в обществе на решение социально- экономических задач во многом способствует разрешению этнических и религиозных коллизий. Параллельно получит мощный импульс по развитию хронически дотационные республики СК. Вполне возможно, через 5-8 лет, после начала реализации проекта, республики СК перейдут в разряд «средне» и низкодотационных субъектов РФ.


    Категория: Экономика | Добавил: Abdulla (19.12.2009)
    Просмотров: 428 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Бесплатный хостинг uCozCopyright MosDag © 2017